Это опция возвращает прежний вид Главной страницы 12 месяцев – сайт-календарь на каждый день , разворачивая свернутые и закрытые рубрики и блоки.

Восстановить 12 месяцев – сайт-календарь на каждый день Главную.


19 августа — Второй Спас, яблочный, Преображение

Народные приметы на 19 августа

Яблочный спас, 19 августа

18 августа <<<  >>> 20 августа

Какой второй Спас, такой и январь.

В этот день провожают закат солнца в поле с песнями.

Встреча осени. Осенины.

Не вечерняя заря занималась, занималася заря, —
Полуночная звезда высоко «зошла, высоко звезда взошла:
Пора раздоброму молодцу с поля ехати домой.
Уж вы слуги мои, слуги мои верные,
Подайте мне тройку серо-пегих, серо-пегих лошадей!
Сяду я, раздобрый молодец, я поеду погулять!
Со всеми я, раздобрый молодец, со всеми простился;
С одной-то я не простился, со пути-дороженьки назад воротился:
«Ты прощай-прости, прощай, разлюбезная, ты размилая моя!»

Второй Спас — срывают спелые яблоки.

Пришел Спас — всему час: плоды зреют.

На второй Спас освящают яблоки и мед.

На второй Спас и нищий яблочко съест.

Существовала вера, что на том свете детям, родители которых до второго Спаса не едят яблок, раздают яблоки, а тем, родители которых пробовали яблоки, не дают. Поэтому многие взрослые, особенно те, у которых дети умирали, до второго Спаса считают за великий грех съесть яблочко. До второго Спаса не едят никаких плодов, кроме огурцов.

Второй Спас всему час — шубу припас.

На второй Спас бери голицы про запас.

Становится холодно к ночи.

С этого времени считается самый лучший посев ржи, если погода тому благоприятствует.

Посей под погоду, будешь есть хлеб год от году.

Со второго Спаса засевай озими.

Ко второму Спасу поспевает яровое (Нижегородская губ.).

Рожь, посеянная при северном ветре, родит крепче и крупнее.

В Каргопольском уезде Архангельской губ. 19 августа справляли «Горохов день»: одевшись в праздничное платье, шли на гороховое поле, потчевали друг друга. Конечно, звучали и «гороховые» песни.

Девушки, горох будем сеять,
Эх, красные, горох будем сеять.

Ой, горох мой, горох,
Зеленый мой горох.

Со виклиною горох,
Со гороховиной горох.

Девушки, горох будем смотреть,
Эх, красные, горох будем смотреть.

Девушки, горох пойдем щипать.
Эх, красные, горох пойдем щипать. (Печора.)

Станемте, робятушки, горошек сеяти, да!
Ты горох мой, горох,
Зеленый, молодой,
Со гороховиною горох!
Станемте, робята, горошек молотить, да!
Как бы нам, робята, горошек помолоть, да?
Станемте, робятушки, шаньги творить,
Станемте, робята, шаньги пекчй.
Честным-то господам — все по шанёжке,
Молодым-то молодцам — шаньги с маслицем,
Красным-то девицам — с медом, с сахаром,
Старым-то старушкам — с пресным молоком!
(Вологодская губ.)

В Вологодской губ. долго сохранялся «обычай всеобщих разговен горохом: отслужив в поле молебен, крестьяне всем селом устремляются на гороховое поле и до самого вечера лакомятся зелеными стручками, не различая своей полосы от чужой. Эти гороховые разговены составляют истинный праздник и величайшее наслаждение для деревенской детворы, которая целый день ныряет в зеленых кустах и наедается до того, что под конец уже на животе переползает с полосы на полосу».

Поповы ребята
Горох молотили,
Цепы поломали,
За тын побросали,
Попу не сказали.
Ударили восполох —
Всполошили весь народ.
Ударили в доску,
Поехали в Москву;
Ударили в барабан,
Поскакали по горам.
(Самарская губ.)

Начинается отлет журавлей.  Кто как хочет, а журав со Спаса.

«У одного мужика много было гороху насеяно. Повадились журавли летать, горох клевать. «Постой,— вздумал мужик,—я вам переломаю ноги!» Купил ведро вина, вылил в корыто, намешал туда меду; корыто поставил на телегу и поехал в поле. Приехал к своей полосе, выставил корыто с вином да с медом наземь, а сам отошел подальше и лег отдохнуть. Вот прилетели журавли, поклевали гороху, увидали вино и так натюкались, что тут же попадали. Мужик — не промах, сейчас прибежал и давай им веревками ноги вязать. Опутал веревками, прицепил за телегу и поехал домой.
Дорогой-то порастрясло журавлей; протрезвились они, очувствовались; стали крыльями похлопывать, поднялись, полетели и понесли с собою и мужика, и телегу, и лошадь. Высоко! Мужик взял нож, обрезал веревки и упал прямо в болото. Целые сутки в тине сидел, едва оттуда выбрался. Воротился домой — жена родила, надо за попом ехать, ребенка крестить. «Нет,— говорит,— не поеду за попом!» — «Отчего так?» — «Журавлей боюсь! Опять понесут по поднебесью: пожалуй, с телеги сорвусь, до смерти ушибусь!»...»


Понравился материал? Добавьте в закладки:

  • Add to favorites
  • Yandex
  • Google Bookmarks
  • Twitter
  • Memori
  • BobrDobr
  • MisterWong
  • Moemesto
  • News2
  • FriendFeed
  • 100zakladok
  • Facebook
  • email
  • Grabr
  • WebDigg

ближайшие церковные праздники

Обратите внимание на следующие материалы нашего сайта: