Это опция возвращает прежний вид Главной страницы 12 месяцев – сайт-календарь на каждый день , разворачивая свернутые и закрытые рубрики и блоки.

Восстановить 12 месяцев – сайт-календарь на каждый день Главную.


12 июля — Петры и Павлы, Петров день, Петровки

Народные приметы на 12 июля

В ночь Петрова дня

10 июля <<<  >>> 14 июля

Петров день — проводы весны.
На Петров день солнышко играет. (Тульская губ.)
Как придет Петро, так будет и тепло.
В Петровки сухо, и день велик.
Петр-Павел жару прибавил.
День убывает, жара прибывает.
Худое порося и в Петровки зябнет.
Начинают темнеть ночи: Петр и Павел день убавил.
К Петрову дню вода в реках умеженится.
Придет Петрок — сорвет листок.
С Петрова дня — красное лето, зеленый покос.
Доставай косы и серпы к Петрову дню.
С Петрова дня пожня.
Начинают страдовать — сено ставить.
Всякий, кто дорос, спеши на сенокос.
Худое лето, коли сена нету.
Одна пора в году сено косить.
В цвету трава — косить пора.
Не хвались травой, хвались сеном.
Не хвались, баба, что зелено, а гляди, каков день Петров.
С косой в руках погоды не ждут.
Коси, коса, пока роса; роса долой — и ты домой.
Роса косу точит.
На травах роса — легче ходит коса.
Коли дождь на Петров день, то сенокос будет мокрый.
На святого Петра дождь — урожай худой, два дождя — хороший, три — богатый.
С плохими косцами плох и укос.
Большой лужок, а сена накосил мешок.
Перестоялась трава — ни сено, ни труха.
Не то сено, что на лугу, а то, что в стогу.

Дождь пойдет,
сенцо подмочит,
Будет тятенька ругать —
Помоги-ка, мой хороший,
Мне зародец дометать.

Частый дождик поливает,
Меня милый вспоминает: —
Мочит милушку мою
На сенокосе, бедную.

Люблю я в полюшко ходить,
Люблю я сено шевелить.
Как бы с милым повидаться,
Три часа поговорить.

Я косила у пруда,
Не дает косить вода.
Платочком беленьким махала
— Поди, миленький, сюда!

Жарко, жарко страдовать,
Жарко сенокосить.
Жалко, миленький,
тебя От себя отбросить.

Болят ножки от дорожки,
Болят ручки от косьбы,
Спинушка от жнивушки,
Сердечико от милушки.

Не точи, мамаша, косу,
Не собьюся я с прокосу,
Режу травку с корешка,
Живу без милого дружка.

Купи, тятька, нову косу —
Не пойду домой с покосу.
Стану косить с корешка —
Не отстану от дружка.

Посмотрю на сенокосе —
В голубой рубашке косит,
Подпоясан пояском,
Кличет звонким голоском.

Косила, покбсила,
Косёночку забросила,
Косёночку под елочку
— Сама пойду к миленочку.

Я косила в девять кос,
Накосила один воз.
Косёночку под елочку
— Сама пошла к миленочку.

На Петровки сенокос — не единственная забота. Надо готовиться и к озимому севу.

Пахать да боронить—денечка не обронить.
До Петрова вспахать, до Ильина заборонить, до Спаса посеять.
С Петрова дни зарница хлеб зорит.

С волнением и надеждой смотрят на поспевающую ниву: должны заколоситься яровые.

Если на Петра и Павла дождь, то жито уродится.
Если просо в Петров день в ложку, то будет его и на ложку.

В г. Медынь в Петров день женщины и девушки ходили к посевам льна, неся с собой творог; на льняной ниве они ставили длинную тычину и говорили:

«Дай бог, чтоб лен был тверд, как смычина, длинен, как тычина, и бел, как этот творог!»

Хлеб станет мешаться (желтеть), тогда и морошка созреет (Северн, губ.).
Петровка — навозница. Межипарье, междупарье. Возят навоз на пары.

Петров день — «разговины», конец Петровского поста. По этому случаю крестьяне Вельского уезда Вологодской губ. устраивали общую праздничную трапезу: «приводили к церкви быка, тут же убивали его и, сварив в больших котлах мясо, разговлялись все сообща».

В Калужской губернии все семейные «стараются быть дома, а на столе, после ужина, оставляют объедки неубранными на том основании, что в дом собираются все умершие предки тоже заговляться».

В Петров день ходят в гости, принимают у себя гостей, приезжают родственники даже из дальних деревень. В вечернем застолье принимают участие, как правило, только женатые и старики.

Деревенская молодежь «еще с вечера уходит в поле и здесь <...> проводит всю ночь, «карауля солнце»: по народному понятию, солнце в день Петра и Павла <... > играет какими-то особенными цветами, которые переливаются и искрятся, как радуга». В тверских деревнях девушки приносили в поле горшок смолы, соломы, огонь, лавочки; жгли костры и гуляли всю ночь. Собирали 12 цветов с 12 полей и под голову клали, произнося: «Двенадцать цветов с разных полей, двенадцать молодцов! Кто суженый-ряженый, мне покажися и меня погляди».

До рассвета звучали песни. Сугубо петровских песен известно очень мало, к таким относятся две первые из приводимых ниже. Вообще же пели про любовь, про березу, измену и тоску, про погубление мужа, отъезд; песни, где встречается образ кукушки, и др.

Да мала ночка петровочка,
Реля, реля, реля!
Да й не выспалась удовушка.
Реля, реля, реля!
Да й ложилася спать колодою,
Реля, реля, реля!
Да й колодою смоловою.
Реля, реля, реля! Гу-у-у!

Петровская ночка,
Ночка невеличка,
А рельё, ладо,
Невеличка!
А я молодая
Не выспалася,
А рельё, ладо,
Невеличка!
Не выспалася,
Не нагулялася,
А рельё, ладо,
Не нагулялася!
Я с милым дружком
Не настоялася,
А рельё, ладо,
Не настоялася!
Не настоялась,
Не наговорилась,
А рельё, ладо,
Не наговорилась!
Я пришла до дому,
С печали свалилась.
А рельё, ладо,
С печали свалилась!
А пока, молода,
У сени войду,
А рельё, ладо,
У сени войду!
В сени войду,
Постель постелю.
А рельё, ладо,
Постель постелю!
А ложуся спать,
Слезой обольюсь,
А рельё, ладо,
Слезой обольюсь!

Пошел Ванька да на улицу,
Он заиграл а в дудочку,
А в дудочку, а в калиновую:
«Ты поиграй, мой милый друг!
Позабавь меня, молоду!
А у меня, молодешеньки,
Старый муж да не под ровню.
Стар, да на улицу не ходит,
И меня, молоду, не пускает.
Хоть и пустит — пригрустит,
Сам за мною вслед бегит:
«Воротись, моя женушка!
Воротись, моя барыня!
Ну чего тебе надобно:
Либо рыбки-белорыбицы?
А другой — севрюжинки?» —
«Мне ничбго не надобно,
Только Ваньки с балалайкой
Да Микитки со скрипицей!»
(Орловская губ.)

Во поле рябина стояла,
Во поле кудрявая стояла.
Шары, бары,
Растабары,
Снеги белы
Выпадали,
Серы зайцы
Выбегали,
Охотнички
Выезжали,
Красну девку
Испугали,
Ты, девица,
Огой, стой!
Красавица,
Пой, пой, пой!
Кудрява, раскудрява,
Кудреватая моя!

Некому рябины заломати,
Некому кудрявой заломати.

Пойду ль я заломаю, заломаю,
Срежу ль я три пруточка,

Срежу ль я три пруточка.
Сделаю ль три гудочка. —

«Вы, гудочки, не гудите.
Старого мужа не будите!»

Старый муж пробудился,
Старый муж пробудился:

Вот тебе помои —умойся!
Вот тебе онучи — утрися!

Вот тебе заслон — помолися!
Вот тебе сухарь — подавися!
(Тверская губ.)

Соловей да кукушку
Он сподманивает. —
«Полетим, да кукушка,
Во зеленый сад,
Да совьем себе гнездушко
Соловьиное,
Да выведем себе детушек,
Соловьятушек».
Да вечор девка с молодцем
Разговаривала:
«Ох ты, молодец, ты, молодец,
Ты иошто не весел?» —
«Да как же мне. молодцу.
Веселому быть?
Сударыня-матушка
Все бранит-журит,
Сударь родной батюшка
Хочет в службу отдать.
А мне, доброму молодцу,
Не хочется,
А хотелося мне, молодцу,
Хоть один годок.
Хоть один годок погулять,
В Москве побывать».
(Екатеринославская губ.)

Уж вы ночи мои, ночи темные,
Вечера ли мои веселые!
Все я ноченьки просиживала,
Все я думушки продумывала,
Как одна мне дума с ума нейдет,
С ума нейдет, с великого разума:
Тут проторил милый друг дороженьку
Мимо садику, мимо зеленого.
Я сама, девка, глупо сделала,
Своего дружка я прогневала,
Назвала я дружка горькой пьяницей.
(Тульская губ.)

В реке девка платье мыла,
Звонко колотила,
Звонко колотила,
Сухо выжимала.
— Душечка молодчик!
Сошей мне башмачки
Из желта песочку.
— Кралечка девица,
Напряди-ка дратвы
Из дождевой капли.
— Душечка молодчик!
Сошей-ка мне платье
Из макова цвету,
Прострочи-ка строчку,
Не прорви листочку.
— Кралечка девочка!
Напряди-ка ниток
Из белого снегу.
— Душечка молодчик!
Солей перстенечек.
Вложи во глазочек
Восточную звезду —
— Кралечка девочка.
Напой же ты коней
Середь синя моря.
На камешке стоя.
Сама не потонешь.
Коня не потопишь.
Седла не обмочишь.
— Душечка молодчик!
Сострой же мне терем
В Петрово говенье
Из моря леденье.
(Вологодская губ.).

От суха дуба отростьев нет —
От мила друга привета нет
Я с той тоски, со кручинушки
Пойду Сама во чисто поле гулять.
Со чиста цоля во зеленый сад.
Нарву-нащиплю хмелю ярого,
Нагоню да накурю пина пьяного.
Созову-соберу пир-беседушку.
За матушкой я посла пошлю,
А за батюшкой слугу верного.
За милым дружком я сама пойду
Посажу дружка за дубовый стол.
А сама сяду ноконец стола.
Напою-то дружка пивом допьяна.
Стану дружка пытать-спрашивать-
«Одну ли меня ты сушишь-крушишь?..»
— «Я сушу-то. крушу семь девушек,
А восьмую — вдовушку-молодушку.
Девятую — тебя, молоду жену!»
Напою-то я дружка допьяна.
Позову его спать на соломушку.
Подожгу я соломушку снизу доверху...
(Новгородская губ.)

После Петрова дня кукушка перестает куковать.
Недалече кукушечке до Петрова дни.
Кукушка на Петров-день подавилась мандрыкой (ватрушкой).
Кукушка ячменным колосом давится—умолкает, когда заколосится житарь (ячмень).
Соловей поет до Петрова дни.
Далеко кулику до Петрова дня.

В отдельных местах Петры-Павлы считаются праздником рыбаков, так как апостол Петр повсюду известен как покровитель рыбного промысла. Рыбаки ему молятся, служат молебны, установился даже обычай ежегодно, в день Петра-рыболова собирать та мирскую свечу», которая ставится в храме к иконе Петра.
В деревне Будогоща (Петербургская губ.) записан был любопытный рассказ, который воспринимался слушателями и рассказчиками как истинный случай:

«Рассказывают, будто однажды омутник из Кривого омута на реке Пчевже явился просить помощи у будогожских мужиков. Дело было так. В Петров день были будогожские мужики в часовне. Выходя оттуда, видят они старичка, который говорит им: «Помогите мне, добрые люди!»
— Кто ты такой? — спрашивают мужики.— И чего тебенужно?
— Я здешний омутник,—отвечает старичок. — Забрался в мой омут чужой омутник: житья мне от него нет. Помогите, выгоните его из моего омута.
Забоялись они, спрашивают: «Как же мы его выгоним?»
А он им: «Возьмите стяжьё и идите к омуту. Подымется, пойдет на берег вал, за ним другой, так вы по первому и бейте стяжьем, а второго не троньте —это я буду».
Собрались, пошли, стали на берегу. Набежал первый вал — ударили по нем мужики, а один-то промахнулся да во второй и угодил. Глядь — стоит в воде тот свой омутник, и палка у него в глазу торчит. Обругался омутник: «Куда,— говорит,— бросаешь!» — и палку назад мужику выкинул. Так и прогнали чужого омутника, а свой вышел из воды на берег, много им из кисы на берег серебра насыпал и говорит: «Берите, ребятушки, сколько кому нужно!» Мужики отказались, не взяли. «Мы, — говорят, — не за деньги брались выгонять, а так, своему хотели помочь». И хорошо сделали, что не взяли ничего... все равно деньги в черепье дома обернулись бы. А омутник за такое бескорыстие их обещался, что не будет народ тонуть у них на перевозе».

В Петров день обыкновенно выплачивают пастуху деньги, приносят хлеб и масло. Это вторая плата (первая при договоре, третья — по окончании пастьбы), и называется она «петровщиной».


Понравился материал? Добавьте в закладки:

  • Add to favorites
  • Yandex
  • Google Bookmarks
  • Twitter
  • Memori
  • BobrDobr
  • MisterWong
  • Moemesto
  • News2
  • FriendFeed
  • 100zakladok
  • Facebook
  • email
  • Grabr
  • WebDigg

ближайшие церковные праздники

Обратите внимание на следующие материалы нашего сайта: